(no subject)
fosca


Французское кино все еще проскакивает под радарами. Это рождает некоторую надежду.

Миссис Хайд
fosca

Бозон запустил в «Класс» Лорана Канте Юппер-«Пианистку». Она, однако, не пытается прививать юным арабам и неграм высокую французскую культуру, а, ударенная молнией, вдруг начинает зажигать их занимательной геометрией и физикой, примерно как Уолтер Уайт развлекал Джесси (не оттуда ли в «Миссис Хайд» ДЦП у главного ученика Малика?). Вообщем, привет просветителям и популяризаторам науки. Бозон, конечно, синефил и вспоминает вариант «Доктора Джекила и мистера Хайда» с Джерри Льюисом и «Ниночку» Любича. В зажигательную смесь можно еще добавить замысел «Дочерей огня» Риветта и годаровский дидактизм/педагогизм: школа как именно школа, процесс обучения, внутри которого происходят некоторые трансформации, а не просто декорации фильма о трудной молодежи из пригорода. Также вспоминается странный фильм Vincent n’a pas d’écailles Тома Сальвальдора о скромном и забитом строительном рабочем Венсане, который обретает сверх-силу, поплавав в воде. Французы пытаются работать с темой сверхспособностей в скромных, артхаусных, масштабах, погружая их в сугубо реалистическую среду, просто совершая небольшой déplacement. Где уж там мир спасать, выполнить бы свою обычную, бытовую задачу - заставить учеников себя слушать или стену снести, как в случае латентного ихтиандра Венсана. Но бремя сверхспособности герои долго удерживать не могут.

Read more...Collapse )

(no subject)
fosca
Как и в случае с Сартром, Барт склонен систематически уменьшать число прямых ссылок по мере написания вариантов текста: так, по сравнению со вторым вариантом из опубликованного текста ["Мифа сегодня"] было убрано пять ссылок на Соссюра. Из 69 примечаний этого промежуточного варианта в окончательном осталось всего 30.

(Тифэн Сомайо. Ролан Барт)
Tags:

Плюрализация смыслов
fosca
S/Z - это еще и гречка (сарразин, grano saraceno) с окороком (замбинелла, маленькая zamba): об этом написала Барту Поль Тевенен. Сарразин - рыхлый и рассыпчатый, несъедобный, со средеземноморской точки зрения. Замбинелла - кастрированный окорок.
Tags:

Italia a mano armata (1976)
fosca
Совершенно совесткий фильм про будни уголовного розыска. Если смотреть краем глаза, покажется, что снималось где-нибудь на Одесской киностудии. Те же ракурсы, цвета, ритм советского боевичка, а, главное, та же фактура - машины "Жигули", пыль столбом, какие-то отчужденные зоны, облезлые фасады, отвалы стройматериалов, рынок, самосвалы и грузовички. И даже Маурицио Мерли в роли железного комиссара - почти артист Филатов. Только концовка не советская



Read more...Collapse )

(no subject)
fosca
Читаю историю болезни поэта Лоуэлла Setting th river on fire. Он, как известно, стадал маниакально-депрессивным расстройством. Мании были вполне психотическими. Самое сложное было выявить начало приступа мании , когда его можно быстро купировать и дело не зайдет слишком далеко. Но окружающие, особенно в университетах, куда его приглашали выступать, настолько привыкли к фигуре священного поэтического безумия (бродит невменяемый поэт, несет какую-то возвышенную ахинею) и почитали ее, что не понимали, что на самом деле нужно срочно его вязать и везти в дурку. Потому что потому его уже с трудом могла повязать только полиция - Лоуэлл был крупный и сильный мужик. 
Tags:

медиа-археология
fosca
самой крутой фичей в жж была смена юзерпиков, то, что к каждой записи можно было выбрать свой юзерпик как комментраий. то есть юзерпики были по сути дела твоим индивидуализированным  (ограниченным) набором эмодзи. ты был сам себе эмодзи.

(no subject)
fosca


Годы теперь измерются просмотренными длинными сериалами. Год, в который кончился "Гримм"

Bassotto
fosca

«Ида» Павликовского
fosca

В финале кадр, где заглавная героиня идет по дороге, видимо, возвращаясь в монастырь, чтобы в нем окончательно остаться, камера впервые за весь фильм чуть трясется, кадр прыгает, отстраненность нарушается. По кадру наконец пробежала рябь аффектации. До этого был сплошной пикториализм, точнее, «фотографизм». Каждый кадр как классическая ч/б фотография, в нем всегда есть некоторое движение, но статика и кадрирование важнее. Случайность, возможно, и была, но ее жестко вписывали в эти композиции-рамки, из которых ей не выпорхнуть. Не лишено маньеризма, но вроде бы оправдано: время действия — условные 60-е. Ида готовится к постригу, но выдернута из привычной колеи известием о том, что она — еврейка и родители ее погибли известно почему и могилы их не найти.
Метаний тетки героини, еврейки и алкоголички, бывшей прокурорши, было недостаточно, чтобы раскачать эту жесткую рамку изысканной композиции. Тетка по ходу дела самоубилась. Ида въехала в ее квартиру, надела ее платье, пила ее вино и заводила ее музыку, пошла в клуб слушать джаз, переспала с джазистом. И какое-то время кажется, что история обнулилась. Что можно вырасти в монастыре, узнать, кто ты на самом деле и как погибли родители, увидеть их убийцу, символически их похоронить, потерять только что найденную единственную родню... И все равно начать все с начала, как если бы ничего не было. Как если бы можно не тащить за собой крест истории. Поехать за джазистом в Гданьск, купить собаку, пожениться, родить детей (джазист перечисляет Иде варианты будущего). Это была бы неплохая развязка, если бы фильм кончился на этой пост-коитальной сцене. Уж сколько времени кино и литература заняты темой Холокоста, и все ходы здесь слишком хорошо известны. И вдруг — раз и все отменилось.

Холокост — не история Иды. Она с ней не произошла. Ее спасли, отправили в монастырь — вывели из игры, и просто так она обратно включиться в нее не может. Весь фильм, до самой последней сцены, она отчуждена от того, что происходит вокруг. Тетку «колбасит». Ида просто следует за ней, бесстрастно, ее мотивы для нас закрыты, тогда как у тетки всяких мотивов явный перебор. Полный экстернализм, отраженный в аскетизме изображения. Это был бы сильный ход. Вроде бы нельзя остаться посторонним этой истории (Истории), но оказывается можно. Пройти мимо, прожить параллельно. Павликовский, конечно, старательно уклоняется от любых атрибуций. Но в последней сцене все-таки «размораживает» свою героиню.

Но уклонение делает свое дело. Кто знает, что собственно стало толчком для субъективации? Не в том ли дело, что она запоздало ответила на вызов, брошенный теткой: «Сначала познай плотский грех, чтобы твой обет был настоящим»? И, возможно, это не история про Холокост, любое соприкосновение с которым должно перепахать условного героя. Но темная, невнятная и тихая история Иды и ее обета. В сюжете с вдруг открывшимся «истинным» происхождением, на самом деле, есть момент того, что вся прожитая в неведении жизнь, становится как пересаженные андроиду чужие воспоминания. Но андроида все равно могут субъективировать они, а не знание истины. Ида, хотя и Холокост-survivor, умерла для мира, но, возможно, совсем по другим, собственным причинам, которых нам не показали.
Теперь не снять фильм о Холокосте гораздо труднее, чем снять фильм о Холоксте. Тема так гипертрофировалась, что образовалась Непрепрезентируемость Не-Холокоста. И, возможно, уклонистский фильм Павликовского как раз о (знании) этой невозможности.

?

Log in

No account? Create an account